Letters from Nowhere

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from Nowhere » После заката » case #unk.


case #unk.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

case #unk.
Serart -- Narina
«пока полиция не видит — всё законно»

http://s017.radikal.ru/i425/1605/36/4a2735ace940.jpg

Делайла & Мёрфи

вечер, FEB/06/16

эпизод о том, как разрушаются убеждения

+1

2

внешний вид

http://st-fashiony.ru/pic/celebrity/pic/134381/32.jpg

Как-то вечером я сидела в офисе полицейского участка с кипой засекреченных бумаг, просмотреть которые я могла лишь после того, как все уйдут. Для того, чтобы подобраться ближе к ответам на интересующие вопросы надо жертвовать чем-то, даже своим временем. Я заварила себе крепкого кофе, выключила везде свет, чтобы никто со стороны не видел, что в участке кто-то есть, оставила включённой лишь одну-единственную лампу на столе, которая освещала документы. Сделав щедрый глоток, и тяжело вздохнув, я принялась расфасовывать и раскладывать документы, а перед этим внимательно их рассматривала и прочитывала. Что я искала? Хоть что-то, но сама не знаю что. Я не знала, что я ищу, но я была точно убеждена, если я поберусь достаточно близко, то внутри меня что-то ойкнет и я скажу: «Вот оно!» Но я не чувствовала ничего и близко похожего, поэтому продолжала искать. Все документы, которыми я была заинтересована освещали таинственные смерти самых обычных семей. Конечно, в этом списке не было записи о смерти моей бабушки, но я была уверенна, что ее гибель и смерть этих людей взаимосвязаны, хотя бы потому что все они умерли примерно в одно время, а если быть точным, то в одинаковый месяц. Мне кажется, для одного месяца, для одного Лондона десятки таинственных смертей – очень много и не типично. Полиция пыталась не терять самообладания, делать вид, что в этом нет ничего особенного, что они держат все под контролем, но я-то знала, что это не так. Даже сейчас, изучая документы я видела столько не состыковок, столько открытых вопросов и обстоятельств, которые нельзя упускать. Но полиция, как бы не старалась, не могла найти нужных ответов, и похоже отчаялась вовсе, потому что многие из этих уголовных дел были закрыты, хотя еще до конца не расследованы. Из двадцати просмотренных постановлений и рапортов – половина закрытых уголовных дел за случаем недостаточных оснований. Я примерно представляла, что за сила может стоять за смертями этих людей, что за события были предвестниками всего этого, поэтому сотрудников департаментов и просто обычных людей мне было просто жаль, потому что они даже представить не могли, чем могли столкнуться.
После часа исследований я поняла, что мои глаза очень устали и еще немного и я готова сдаться. Я уже даже наметила себе определенный круг поисков, чтобы так беспорядочно не копаться в неизвестных документах. Я уже надеялась найти хоть один-единственный адрес, по которому я смогу проследовать и может побывать на месте происшествий. Но, как на зло, личные данные были засекречены, поэтому мне раскрывались лишь обстоятельства гибели того или иного человека в общих чертах. Я подавила отчаянный вздох, который сигнализировал, что я готова была сдаться. Я нервно облокотилась об стул от бессилия попивая кофе. Моему организму уже не нужен был кофеин, поэтому я начала пить этот напиток только ради скуки. Машинально переворачивая бумаги с одной стопки в другую, меня неожиданно что-то торкнуло и я подскочила, чтобы поближе рассмотреть рапорт. – Не может быть, наконец то. – на выдохе выдавила я из себя торжествующую фразу, которая дала знать, что я нашла что-то стоящее. Это первый попавшиеся документ, в котором был указан адрес погибшего, в деле не указаны родственники, видимо он жил один. По крайней мере я на это надеялась. У меня не было сил, чтобы проверять остальные документы, поэтому не теряв ни минуты, сделав последний глоток кофе, взяв ключи со стола я выскочила с офиса, чтобы непременно исследовать дом по адресу. Почему я не дождалась следующего дня, и уставшая понеслась по этому адресу? Просто я не могла дождаться, внутреннее чутье подсказывало, что я найду что-то стоящее, я не могла больше ждать. Впервые за долгое время меня не покидало чувство, что я очень близко подобралась к разгадке и я не могла упускать шанс и терять время.
К счастью, нужный адрес находился недалеко от офиса, в колоритном районе Лондона – Чайнатауне. Как только я приехала в район, то было такое ощущение, что я попала совершенно в другую насыщенную Вселенную. Я была где угодно, но только не в Лондоне. На минуту я увлекательно рассматривала район, который продолжал жить, несмотря на то, что рабочий день закончился. Люди разговаривали, зазывали в свои кофе и ресторане и просто улыбались прохожим. Если бы не мои дела, то я бы обязательно задержалась в этом месте подольше. Хотя, я дала себе слово, что как-нибудь вернусь сюда и пройдусь по району, зайду в кофе и наслажусь полностью этой невероятной атмосферой. Насильно отрывая себя от изучения Чайнатауна, я посмотрела на бумагу, на которой был выписан адрес, и сверив его, зашла в дом и отправилась на поиски квартиры. К счастью, долго не пришлось искать, поэтому на втором этаже, в самой глубине коридора, почти на краю здания я нашла нужную квартиру, и подойдя к ней, я дернула за ручку, но дверь мне не поддалась. Действительно, а чего я ожидала? Что меня тут ждут с открытой дверью? Ненавижу себя за такие безрассудные моменты. Я начала осматриваться, нет ли людей поблизости, а когда удостоверилась, что никто за мной не наблюдает, я наклонилась к замочной скважине, подула туда, а потом произнесла пару фраз, на мертвом языке и через какое-то время, услышала щелчок открывающиеся двери. Я снова подскочила и снова осмотрелась – никого. Я зашла в квартиру с широкой победоносной улыбкой, я была очень довольна собой, а еще и тем, что заклинание, которое я разработала в детстве – работает. Я все время соревновалась со старшей сестрой в мастерстве колдовать, поэтому вечно пыталась придумывать какие-то заклинания. Некоторые срабатывали, а некоторые нет. Это единственное, простетское заклинание, которое было придумано мной и действует до сих пор.
Я пыталась быть тихой и незаметной, старалась не создавать шума каблуками, но все же с каждым разом проникала вглубь квартиры внимательно ее осматривая. Было темно, но через какое-то время я привыкла к темноте, а потом на своей руке я создала маленький огненный шар, который освещал мне комнату. Здесь было очень чисто, но в то же время вещи были беспорядочно разложены, как будто здесь кто-то жил. Фотографии семьи, журналы и многое другое. Было такое ощущение, что тут никто не умирал. По душе, даже начали скрести кошки, я не верила, что я смогу что-то тут найти, потому что я просто не знала, что искать, ведь квартира была самой обычной, ничем не примечательной. С чего я вообще взяла, что в смерти парня и моей бабушки есть какая-то связь, по-моему, они очень разные. Я начала копаться в документах, которые лежали на столе и как только я начала это делать, как услышала шаги в коридоре. Я сразу же потушила огонь в руке, мысленно отругав себя, что оставила дверь открытой, ведь соседи могут заподозрить что-то не ладное. Пячусь назад вглубь комнаты, задевая коробки с вещами, которые благополучно свалились на пол. Мне оставалось надеяться, что никто ничего не услышит и я смогу потом дальше продолжать свои поиски, а пока я затаилась и спряталась на кухне, надеясь, что любопытные соседи сюда не дойдут.

+1

3

Тогда он сразу понял, что Джо мёртв. В голове даже на долю секунды не задержалась тупорылая и упёртая надежда на то, что парень провалился в мертвецкий сон из-за очередного приступа мигрени, которой он страдал с детства. Джо умер, Джо больше нет, и внутренний голос Мёрфи, тот, что обожал нести полную чушь и иногда выбираться на поверхность вместе с привычным потоком слов, намекая на шизофазию, иной раз орал внутри черепной коробки, что хладный труп Джошуа – это его, Мёрфи, вина.
Особенно после того, как Мёрф отыскал множество записей с камеры, на которых Джо обращался к нему. Разговаривал с ним, будто и не умер от рук неизвестного психопата, который, судя по всему, вообще не оставлял никаких улик, раз уж Скотланд Ярд так ничего и не обнаружил за всё это время. Когда полиция молчит, а не горланит о своих продвижениях в любом нашумевшем деле, это значит, что она совершенно не справляется и в данном вопросе дело пахнет горючим. Записей от Джошуа у него было достаточно, если судить по датам, составление своих видео-мемуаров парень начал ещё три года назад, делая это хоть и не часто, но с определённым постоянством, к весне увеличивая количество обращений. К его старшему брату. К Мёрфи.
Чёрт.
Вопросы вроде «Почему этот недоносок просто не рассказал всё, как было на духу?» прилично так донимали Салливана, просто-напросто мешая ему адекватно работать, учиться, играть в группе да и, в конце концов, просто жить. Все видео от Джо он так и не досмотрел, всё порывается сесть за этот ворох загадок, похожий на выблеванный кошкой комок шерсти, но стоит посмотреть одно из них, начинающееся со слов «Привет, Мёрф, это Джо», как вся решимость растворялась в воздухе вместе с дымом от косячка-самокрутки. Разбираться с подобным дерьмом на трезвую голову Мёрф просто не мог, а потому слабовольно заряжался или алкоголем, или травкой, чьё воздействие значительно расширяло границы сознания и позволяло отказаться от любимого скептицизма, но тут в дело вступали эмоции. Мёрфи просто не мог спокойно смотреть на измотанное лицо близкого человека, который больше никогда не будет ныть о том, как жить хреново. Вот ты и помер, Джо. Бинго, блять.
Блики ярких вывесок и вечный праздник на Джеррард Стрит – уже обыденные декорации, чьё обилие стало для Мёрфи настолько привычным, что ему становится неуютно на серых чопорно-лондонских улицах, когда глаз не режут неоновые иероглифы, а застревающие в ушах слова не напоминают мяуканье. Самое серое и нейтральное место во всём китайском районе – это жилой комплекс Вэйл Роял Хаус, лучшее место для таких унылых ребят, как Джошуа, который найдёт свои минусы в любом предприятии, даже в полном незабываемых эмоций празднике. Хозяева квартиры потребовали от ближайших родственников забрать все вещи Джо до конца оплаченного месяца, но Мёрф, как чемпион мира по свинской прокрастинации, практически на неделю просрочил выполнение своего обещания и явился в комплекс лишь вечером шестого февраля. У него была уйма времени и возможностей, но ни капли желания снова возвращаться в то место, а потому с выполнением своих братских обязанностей затянул и, говоря начистоту, постарался вообще о них забыть.
Мёрфи ковырялся в карманах, пока поднимался по лестнице на нужный этаж, но вдруг понял, что необходимость в ключах или даже отмычке вдруг отпала – дверь была открыта. Ощущение тревоги, как и в тот знаменательный раз, парня не обуяло, подобно адскому пламени, тот лишь решительно нахмурился, шумно выдохнув через нос, и тихо зашёл в квартиру, внутри которой брезжил слабый свет. Это было, безусловно, странно, и у человека с адекватно работающим инстинктом самосохранения вызвало бы определённые вопросы, прежде чем его ноги переступят порог, но Салливан лишь разозлился. Он и сам не понял, на что именно, скорее всего, на судьбу, потому как она всё не прекращала глумиться и повторять одни и те же паршивые шутки по второму кругу. А Мёрфи очень не любил, когда ему по несколько раз повторяют одно и то же.
Он с грацией ниндзя пробрался в квартиру, сжимая в кулаке увесистую связку ключей, чтобы со всей дури вмазать притаившемуся неприятелю, чьи следы вели в сторону комнаты Джо. Туда, где он умер и успел окоченеть.
Священная злость взыграла во всём естестве Салливана, да как эти грабители посмели приходить туда, где умер его брат и помыслить о том, чтобы украсть его вещи? Бездуховные скоты, которым нужно вырвать по очереди все зубы, и плевать, что Мёрф слабоволен настолько, что даже злиться бы долго на них не мог.
Свет, вероятно, от газовой зажигалки то загорался, то потухал, прикрываемый чьей-то фигурой. Мёрфи в своих мягких кедах совершенно неслышно оказался у входа в комнату и, громко прочистив горло, призывая обратить на свою персону внимание, щёлкнул выключателем.
- Не помешал? – тоном, преисполненным не предвещающей ничего хорошего вежливости, осведомился Мёрфи, разительно изменяясь в лице за считанные секунды.
Злость сменилась удивлением, а затем и возмущением, слова и вовсе застряли в горле, потому как Салливан решительно не знал, как прокомментировать эту ситуацию. Какая-то девушка, очень хорошенькая, между прочим, копалась в вещах Джошуа, да ещё и умудрилась открыть дверь. И что тут спрашивать?
- Чаю?
Прелестно, блять, просто прелестно.

0


Вы здесь » Letters from Nowhere » После заката » case #unk.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC