Мои демоны ожили. Мои опасения оправдались. Как ты думаешь, мой дорогой друг, что будет, если все человеческое дерьмо вылезет наружу? Говорят, что нами руководят высшие силы, а ничерта. И все знаешь почему? Демоны они здесь, среди нас. Они живут, начинают свои проклятые игры манипулируя нами. Я никогда не чувствовал себя настолько беспомощным.
Меня зовут Якоб Гримм, и я начинаю очередную страшную сказку, участником которой, мне довелось стать.
Не бойся смерти, мой дорогой друг. Она может быть неслышной, может ослеплять зеленым светом Авады, может таиться в крохотном сосуде, а может настигнуть тебя немощным стариком в твоей постели. Одному Богу известно, когда и как ты станешь ее жертвой. Ей не важно кто ты - Пожиратель Смерти, или член Ордена Феникса, даже последователи Даров Смерти не смогут избежать своей участи. Альбус Дамблдор начинает новую шахматную партию со своим излюбленным партнером, только в этот раз на шахматной доске не фигуры, а человеческие жизни и судьбы.
Открыто первое голосование ГОЛОСОВАНИЕ ЗА ЛУЧШИХ
Гостевая ; Сюжет ; Внешности ; Бестиарий ; Вакансии ; Занятые роли ; Нужные ; Акции ; Шаблон анкеты

Letters from Nowhere

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from Nowhere » После заката » Negatio


Negatio

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Negatio
Starset - My Demons

http://41.media.tumblr.com/tumblr_m9bsj9ztO11qbloa9o1_500.jpg

Beatrice Cole, Soren Elfgren

16.10.2006, где-то в Великобритании

Сложно жить, когда никто тебя не понимает, когда никто не верит тебе. Так легко бывает собрать вещи и шагнуть за порог в поисках иной жизни, даже не представляя, что ждет впереди.
Но мы забыли, что каждая сказка учит нас - не сходи с тропы, не углубляйся в лес.

Отредактировано Soren Elfgren (2016-04-29 21:24:26)

+1

2

Она сидит, положив на ноги планшет и лист бумаги. В руках у нее карандаш, который она вертит, раздумывая с чего начать рисунок. Проводит линию, потом еще одну. Быстрые, неровные штрихи постепенно заполняют лист, превращая его в рисунок, портрет.  Она не здесь, она где-то далеко, среди воспоминаний и собственных мыслей. Рука рисует сама, без участия хозяина. С каждой секундой движения ее становятся все быстрее, она ускоряется, заполняет рисунок тенями, дает ему жизнь. Проходит какое-то время и вот уже на нее смотрит законченное мужское лицо, единственное, чего ему не хватает, это глаза. Она попросту не знает как отобразить на рисунке глаза демона.

***

- Пей свои таблетки, Трис, - мать пихает ей в руку горсть таблеток, которые по идее должны успокоить ее расшатанные нервы.

Трис морщится. Как же она ненавидит эти таблетки. Ничего хорошего они не приносят. От них она становится вялой и сонной. Мать предлагает ей потом порисовать, но о каких рисунках может быть речь в таком состояние. Хочется выкинуть таблетки в окно, туда же отправить и психотерапевта, который назначил их.  Она ходит к нему уже несколько недель. Он настаивает на разговоре, просит Трис поделиться с ним своими переживаниями, но девушка не знает, что ему сказать. Она слышит голоса, да, но она неглупая. Любой, кто слышит голоса, должен сразу же отправиться в психушку, она этого не хочет.  Приходится выдумывать всякую чушь, рассказывать про школу и семейные обеды.

Она не хочет говорить с ним, так же как и пить эти таблетки, делающие ее сонной, но мать смотрит раздражительно, словно вот-вот лопнет от злости. Ей тоже не нравится вся эта ситуация. Трис не должна была подсушивать, но она слышала, как родители обсуждают ее состояние, ночью на кухне. Они были недовольны. Их «юный самородок» не оправдал ожиданий. Мать плакала, отец рычал, что-то про то, что не нужно было все-таки брать ребенка из приюта. Мать говорит, что все равно любит ее, и начинает заливаться слезами. Трис пугается. Мама так редко плачет. Потом она слышит, как отец успокаивает ее, и всхлипы становятся тише.

Беатрис глотает свои таблетки, запивает их водой и высовывает язык, дабы доказать маме, что на самом деле все проглотила. Та снисходительно кивает, вздыхает, словно хочет что-то еще сказать, но молчит и уходит, не закрыв плотно за собой дверь.

- Как она? – Трис слышит голос отца из коридора.

- Опять не хотела пить таблетки. Нужно поговорить с доктором, возможно, он выпишет ей более сильные успокоительные, – отвечает ему мать и что-то шуршит, - Посмотри на это. Ее новый рисунок. Она опять рисует этих странных созданий, Бен. Что это вообще такое, какие-то призраки или что?

- Больше походит на демонов, как в тех фильмах, - Трис готова поспорить, что в этот момент он внимательно изучает рисунок, - Нам сказали сразу, девочка видела смерть родной матери и это отразиться на ее психике. Возможно, стоит отправить ее не к психотерапевту, а в больницу… - ему даже не нужно говорить о какой больнице идет речь, все и так предельно ясно.

Беатрис бледнеет. Перед глазами четко встают картины из психушки, где на нее надевают смирительную рубашку и делают лоботомию.  Она отрицательно качает головой, словно бы это может как-то повлиять на родителей, которые  ее даже не видят.

Она не намерена дальше слушать этот разговор. Ей нужно уйти отсюда. Прямо сейчас. Куда угодно. Трис открывает окно, смотрит вниз, рассчитывает убьется ли она сразу или же лишь сломает ногу. Решившись, она берет рюкзак, бросает его вниз, прямо на куст с мамиными любимыми цветами и вылезает сама, намереваясь спуститься по водосточной трубе.

***

Трис бежит, закинув на одно плечо рюкзак. Порой она оглядывается назад, боясь встретить нагоняющего ее отца. Куда она бежит? Девушка и сама толком не знает. Ей просто нужно уйти как можно дальше от дома и этих людей, намеревающихся запереть ее в психушке. Возможно она останется жить на улице. Почему бы и нет? Разве это так сложно. Многие в их детском доме сбегали на улицы. Такие ребята были настоящими героями среди своих.

Беатрис слышит звук приближающейся машины, она оборачивается, но лишь для того, чтобы увидеть незнакомый автомобиль, пролетающий мимо. Девушка облегченно вздыхает, вновь поворачивается и вытягивает руки вперед, ведь прямо на нее едет машина.

Отредактировано Beatrice Cole (2016-04-30 16:56:06)

+1

3

[float=right]http://sg.uploads.ru/tb5me.jpg[/float]   Мерный гул старого мотора как обычно успокаивал и настраивал на праздные размышления. Сорену казалось, он путешествует вместе со своими новыми друзьями уже целую вечность, отмеряя милю за милей, наблюдая, как леса сменяются благопристойными пригородными домиками, а те, в свою очередь, уступают место безликим бетонным порождениям двадцать первого века. Иногда они останавливались, чтобы размять ноги, иногда не делали остановок ровно до тех пор, пока датчики на панели не начинали сигналить о нехватке топлива и приходилось срочно искать заправку.
   Вот и сейчас - дорога убаюкала даже не нуждающегося во сне демона и он, отгородившись от мира небрежно брошенным на заднем сиденье пледом, попытался отрешиться от реальности и предаться сладким воспоминаниям. Зрелый облик Сорен променял на юношеский - именно таким он пришел некогда в Гамельн, этим же лицом очаровал немолодую пару, в чьей развалюхе и путешествовал. Не прошло и нескольких часов, как женщина с умилением стала звать его своим племянником и пытаться угощать какой-то сладкой дрянью, а мужчина - довольно хмыкать и тайком предлагать выкурить сигаретку-другую на задворках очередного мини-маркета. Управлять людьми было легко, особенно если они изначально шли на поводу своих пороков, а уж когда они и делали за тебя всю работу, то можно было и простить им некоторые человеческие слабости.
   Крысолов уже не надеялся на то, что на этой неделе им втроем удастся повеселиться от души, но вот тихо заскрипели тормоза и машина, вильнув в сторону, притормозила у обочины.
- Ох, малышка, ты же совершенно замерзла!
   Демон улыбнулся, стягивая с головы плед и с любопытством приоткрывая один глаз - стоило же посмотреть, что именно привлекло внимание супружеской пары. Сорен гордился ими: причесанные, ухоженные, одетые пусть небогато, но чистенько, с добродушными улыбками - такие люди не возбуждают подозрений, к таким тянутся, даже если родители все уши прожужжали о том, что не надо разговаривать с незнакомцами. Впрочем, голосующим на дорогах родители, как правило, были не указ.
- Не можем же мы оставить тебя здесь одну, мало ли какие люди встречаются. Садись скорее. О, а это Оливер, наш племянник. Олли, подвинься!
   "Оливера" и не нужно было просить дважды. Стоило чужому телу плюхнуться на сиденье рядом, как всю дрему и скуку как рукой сняло. От девицы так и веяло свежестью, невинностью и силой - манящей, пьянящей, стоило лишь протянуть руку...
- Рад знакомству. - С легкой иронией в голосе откликнулся демон, высвобождаясь из своего теплого кокона и сбрасывая плотную теплую ткань девушке на колени. - Мои родственники так чувствительны к чужим лишениям, никогда не могли проехать мимо. Да, Марта?
   Поймав в зеркало заднего вида улыбку демона, женщина тихо рассмеялась и закивала. О, к этой благочестивой парочке, подцепившей такой сытный подарочек, Крысолов даже проникся неким подобием теплоты, начало которой было положено еще тогда, когда несколько недель назад и самого демона эти старперы заманили к себе в машину, и он с восхищением заметил, что в салоне были выломаны запирающий механизм и ручка стеклоподъемника. Машина набирала ход, даже не думая останавливаться на остановках или возле мерцающих вывесок круглосуточных магазинов. Они ехали домой.
- У потерявшейся девочки есть имя? Есть семья?.. Может, кто-то ждет тебя, беспокоится, м?

Отредактировано Soren Elfgren (2016-04-30 22:03:40)

+1


Вы здесь » Letters from Nowhere » После заката » Negatio


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC