Letters from Nowhere

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from Nowhere » Ночные кошмары » Everybody is dead in this house


Everybody is dead in this house

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Eeverybody is dead in this house ♫♪
http://letaon.ucoz.club/img/001.png
http://letaon.ucoz.club/img/002.png
http://letaon.ucoz.club/img/003.png

Eirian Cenred, Merritt DeMark, Eisa DeMark

апрель 2016 года; бюро ритуальных услуг «Oneir»

Мойры и без того не жалуют Гриммов, но когда один из них вмешивается в их дела - жди беды.

Отредактировано Merritt DeMark (2016-04-28 03:39:21)

+2

2

- Ты должна забрать труп этот ведьмы и привести его нам. Он нужен для доказательств ее темных дел.
- Но....
- Никаких Но Эйриан. Я не спрашиваю тебя, хочешь ли ты этого.
Консул стояла, скрестив руки на груди и холодно смотря на Эйриан. Она не терпела возражений. Никогда. Если ей понадобился труп его нужно было достать. Достать любым путем. Вырвать из лап самих мойр? Почему бы и нет. То что между гриммами и этими существа существовало некое соглашение, по котором стороны открыто не нападали друг на друга, не значило, что их общение было приятно хоть кому-то. Все-таки мойры были демонами, влияющими на судьбы людей, плетущими свои нити судьбы, демонами. По-хорошему стоило давно их уничтожить, но пока они вели себя тихо, а гриммы понимали, что война с такими древними существами повлечет за собой множество смертей.
- Значит потребовать у них труп ведьмы и доставить его сюда? - Эйриан обреченно вздохнула, с надеждой посмотрела на брата, но тот лишь пожал плечами, мол "ничем не могу помочь, сестренка". - Ну конечно, - это уже относилось к Киллиану, который ретировался еще до того, как Риа успела сказать ему вслед хотя бы "пожалуйста". Это было ее задание. Опять какая-то проверка? Возможно. Они вечно их проверяли.
***
Эйриан любила свою работу. Хотя бы какую-то ее часть. Ей нравилось уничтожать демонов, нравилось очищать мир от зла и порожденный тьмы. Но она терпеть не могла всех этих законов, которые делали из нее девочку на побегушках, а не воина. А еще были правила. Множество правил, которые нельзя было нарушать, иначе смерть изгнание, клеймо на всю жизнь. Правила были буквально всюду, начиная с того как сидеть и говорить, и заканчивая  тем с кем можно дружить, а с кем нельзя. Капитул и консул буквально влазили в каждую дырку, не давая гриммам никакой свободы воли. Они что-то там вечно кричали о том, что если хотите уйти, то идите, а потом возвращайтесь. Чушь Петровна. Эйриан видела с каким выражением лица таких гриммов принимают обратно, словно бы человека, который должен был умереть от чумы, но почему-то остался жив.
Ее глаза открылись совсем недавно. После завершения своего испытания и получения браслета с глаз девушки словно бы слетела пелена, пол жизни закрывающая нормальный обзор. Еще несколько лет назад она и помыслить не могла о том, чтобы послать всех этих бюрократов куда подальше, теперь же только и сдерживалась от едких выражений в их адрес.
И все же это была ее работа. Она оставалась тут по не совсем ясным для себя причинам. Возможно ради брата, возможно ради мира, которому нужна была помощь. А возможно, просто боясь остаться в одиночестве.
***
Колокольчик над дверью звякнул, оповещая работников похоронного бюро о приходе посетителя. Риа удивленно посмотрела на него, подумав о том, что возможно он тут не только ради живых, но еще и ради мертвых, которые хотели бы сбежать от мойр. Раньше Кенред не доводилось пересекаться с сестрами, но она уже представляла себе трех старух, обезображенных временем и их демонической сутью.
- Есть тут кто? - крикнула она и прошла дальше в помещение, по идее являющееся приемной. Слава Разиэлю тут не было трупов, орудий пыток, сморщенных голов младенцев и банок с человеческими органами. Почему-то вначале Риа именно так представляла себе похоронное бюро, специализирующееся на темных ведьмах и других тварях, населяющих наш мир.

+3

3

Демоны страха и разрушения, а на деле неопрятные свиньи. Братья ДеМарк пусть и были на вид грозными и опасными, по натуре своей не уступали обычным лоботрясам, которые не упускали возможности поразвлечься или подшутить над своими сестрами.  Им было в удовольствие рассмешить Эйсу или довести до нервного срыва Мерритт, разве что с Летой они вели себя осторожно, ведь кто знает, что на уме у этой скрытной девчонки, взгляд которой может вывернуть простого смертного наизнанку. Кровь на стенах и форт, сооруженный из старых гробов, в которых обычно хоронили непривилегированную нечисть или людей, у которых хватало смелости обратиться в самое сомнительное бюро ритуальных услуг в Лондоне. Девушка не удивилась бы, заваляйся среди всего этого мусора пара человеческих трупов, скорее всего девичьих. Хоть картину пиши, назови ее «Хаос» и повесь на стену.
От созерцания разрушительных последствий братского гулянья старшую ДеМарк отвлек топот босых ног Эйсы, которая пронеслась мимо в одной ночной рубашке. Нечто подобное в «Oneir» происходило постоянно. Каждое утро кто-то куда-то бежал, кто-то с кем-то ругался, что-то громко разбивалось о пол или о стену. Каждый раз Мерритт надеялась на то, что это не одна из древних погребальных урн, которые хранились здесь для демонических созданий высшего ранга. Впрочем, в отличии от смертного люда, демоны не так ценили и уважали обряд смерти, они и вовсе не придавали ему большого значения, так как если и было что хоронить – то человеческую оболочку и то, если он нее что-то оставалось. Похоронное бюро все больше специализировалось на символических церемониях, сжигании в огромной печи ненужных свидетелей чьей-то зверской расправы и мертвенного проследования для тех, кто пожелал уйти красиво и с пафосом. Единственные, кто серьезно относился к упокоению душ погибших – это ведьмы. Их погребальные ритуалы изобиловали самыми разнообразными обычаями и требовали немалого количества реквизита. Самыми интересными обычно оказывались проводы темной ведьмы, если той посчастливилось оставить после себя хоть кого-то к ней не равнодушного. Жертвоприношения, пылающие костры и ритуальные танцы – все это было мойрам по душе.
Оделась бы ты, что ли  — Мерритт бросила любопытный взгляд на младшую сестру, которая держала в руках большую стеклянную банку. В просторной темной комнате без окон, одной из многих в бюро, которое на деле являлось сестрам и домом, свет старой карбидной лампы освещал длинные деревянные стеллажи, на полках которых чего только не было. Кто собирает марки, кто души девственниц, а мойра Лахесис любит консервировать человеческие останки. Вот мозги какого-то известного актера, а здесь несколько десятков глазных яблок тех, кто, как показалось Эйсе, косо на нее посмотрел. — Что на этот раз? Рука того, кто пытался тебя облапать? — Нет, в действительности, такое было не исключено.
Звук колокольчика, было в нем что-то постылое, что-то человеческое. Мерритт ненавидела этот колокольчик всем своим демоническим нутром. На нем настояла Лета и привела всего один неоспоримый аргумент в его пользу: кто предупрежден,  тот вооружен. И спорить с этим было бесполезно, потому что к ужасу старшей мойры ее сестра была права. Придав своему лицу учтивое выражение – навык оттачиваемый не одно столетие, девушка направилась к выходу, оставив Эйсу наедине со своими сокровищами.
Холл бюро ритуальных услуг действительно был больше адаптирован для человеческого восприятия. О том, что здесь обитают силы зла, могли свидетельствовать только мебель из черного дуба и мягкое желтоватое освещение, впрочем, подобная обстановка говорила не только о мрачных вкусах владельцев, но и о чувстве стиля, которое, несомненно, у них присутствовало. Мягкие кресла, высокий стол, несколько живых растений; большая тетрадь в кожаном переплете, в которую вносились пожелания семей погибших. «Oneir» в действительности функционирующее бюро и честного заработка еще никто не отменял.
Есть тут кто живой. Обычно так говорят. — Подобные нелепые шутки девушка слышала по несколько раз на дню. Если кто живой в похоронном бюро, ну уморительно же. Лучше бы сходили в морг и отожгли бы там. ДеМарк вышла из темноты коридора и предстала перед нежданной гостьей. — Чем я могу помочь? — Темноволосая девушка не выглядела достаточно расстроенной для того, чтобы сойти за родственницу мертвеца, так же она не выглядела достаточно растерянной для того, кто забрел в бюро по ошибке в поисках подпольного джентльмен клуба. Все же было в ней что-то подозрительное. Едва ощутимая энергетика или же просто второе чувство мойры пыталось ее о чем-то предупредить. Осторожность, им нужно соблюдать осторожность. И только когда позади послышались шаги младшей сестры, Мерритт решилась сделать еще один шаг навстречу незнакомке. — Желаете подобрать гроб себе или кому-то из своих родных?

Отредактировано Merritt DeMark (2016-04-28 15:53:00)

+3

4

Грохот, топот и шум, который устраивали братья, обычно совершенно не беспокоил Эйсу. Они же демоны разрушения им положено шуметь и грохотать. Именно так ДеМарк младшая оправдывала их перед старшей сестрой. Казалось, что только Мериитт ведет себя адекватно в этой семье, если бы Эйса не знала свою сестру так хорошо. Но она знала, чего можно ждать от нее, от всех, кроме самой младшей. Вся семья ДеМарк опасалась именно ее, ведь кто знает, что скрывается за этим отрешенным взглядом, который она дарила сестрам, выглядывая из-за швейной машинки.
Эйса никогда не носила ничего, что шила для нее Лета, потому что здоровье дороже. Даже демонам было тяжело переносить ее подарки, поэтому Лахесис сердечно благодарила сестру, а потом прятала ее подарок в сундук на чердаке, туда же куда прятали и все остальные. Там уже скопилась дюжина рубашек братьев, шарфы Мерритт, юбка и платье Эйсы, и многое другое, вышитое золотыми нитями Клото.
Средняя сестра ДеМарк нагло заняла самую большую жилую комнату, объяснив это тем, что у нее много вещей и ей нужно много зеркал, и вообще, она первая сказала "чур моя", поэтому теперь Эйса жила в пусть и самой дальней, но зато самой просторной комнате в доме, если не считать морга в подвале, но там она тоже проводила много времени.
- Зачем? - удивленно спросила Эйса, пиная босой ногой подол длинной ночнушки. Ей никогда и ничто не смущало, и, наверное, она была самой беспечной из сестер, всегда импульсивная и следующая за своими инстинктами, а не за голосом разума. Вот и сейчас ей срочно понадобилось отнести эту банку в хранилище ее маленькой коллекции органов, поэтому она не потрудилась даже халат накинуть или надеть тапочки, шлепая босыми ногами по полу. - Что? О, нет, это мне Аарон вчера принес. Смотри какой маникюр! С безумным блеском в глазах Эйса восторженно поднесла банку к лицу сестры, ожидая от нее такого же восторга, и от ужасной обиды Атропу спас только дверной колокольчик, и Эйса не успела рассказать ей, что остальное тело лежит в подвале в морозилке и нужно будет от него потом избавиться, но это мелочи и братец сам разберется со своей бывшей подружкой.
Проводив сестру взглядом, Эйса бережно поставила банку на полку, смахнув рукавом ночнушки пыль с соседних баночек. Некоторым из них была не одна сотня лет, а некоторые, как эта рука были совсем свежими. Но любопытство оказалось сильнее любви к своей маленькой коллекции, поэтому схватив с полки баночку с глазами, которую она обещала дать брату в аренду, Эйса покинула свою святыню и отправилась таки одеваться. Она, конечно, могла бы выйти в зал в ночнушке, но вдруг там какое-нибудь скорбящее семейство, которое раньше времени решит, что она над ними издевается.
Любовь к платьям осталась у Эйсы еще со времен, когда она была фрейлиной, но, к счастью, сейчас не нужно было затягивать себя в корсет, да и габариты у Лахесис были такие, что в корсет их очень сложно затянуть и если бы ее сердце не было каменным, ей было бы жаль тех несчастных девушек из прислуги, которые когда-то стягивали корсет на этой широкой талии и пытались втиснуть в него достаточно объемную грудь. В двадцать первом веке все стало намного проще. Эйса шила платья на заказ точно по своим меркам и без труда влезала в них самостоятельно, как и сейчас, застегнув пуговки до самой шеи, ДеМарк критически оглядела себя в одном из огромных зеркал, пытаясь понять нравится ей то, что она видит, или еще раз нужно причесать волосы. В конце концов, удовлетворенно кивнув своем отражению и звякнув огромными серьгами, Эйса вышла из комнаты, прижимая к себе баночку, и вместо того, чтобы сначала зайти к Эндрю, она отправилась сразу в магазин.
Уже на подходе, Эйса почувствовала что-то не то, какой-то слабый скачок неприятной ей энергетике. Обычно такое мерзкое ощущение у нее складывалось, когда рядом оказывались светлые ведьмы. ДеМарк скривила накрашенные темно-бордовой помадой губы и вышла следом за сестрой, которой явно нужна была поддержка. Они всегда чувствовали, когда кому-то из трех требовалась помощь, именно это чутье и повело Эйсу дальше по коридору, прочь от комнаты брата.
- Или хотите заказать полноценное прощание? - спросила мойра, разглядывая гостью. Было в ней что-то такое, что ей сразу не понравилось, но пока Эйса не могла понять что это. Заметив округлившиеся глаза девушки, Эйса даже не сразу сообразила, что ее так удивило. - Ох, простите, - улыбнулась она, вспомнив о банке с глазами в руках. - Реквизит, знаете ли, некоторые любят странно оформлять похороны. Эйса махнула рукой, убирая банку в один из шкафов. - Итак, чем же мы можем вам помочь? ДеМарк встала рядом с сестрой, демонстрируя искреннее желание помочь. Лета иногда говорила, что из Эйсы вышла бы отличная актриса, но Эйса не собиралась растрачивать время на съемки в бездарных фильмах, где ее будут показывать только с тех ракурсов с которых будут хорошо видны ее формы, а не талант, который она приобрела несколько сотен лет поварившись в придворных интригах.

+3


Вы здесь » Letters from Nowhere » Ночные кошмары » Everybody is dead in this house


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC