Мои демоны ожили. Мои опасения оправдались. Как ты думаешь, мой дорогой друг, что будет, если все человеческое дерьмо вылезет наружу? Говорят, что нами руководят высшие силы, а ничерта. И все знаешь почему? Демоны они здесь, среди нас. Они живут, начинают свои проклятые игры манипулируя нами. Я никогда не чувствовал себя настолько беспомощным.
Меня зовут Якоб Гримм, и я начинаю очередную страшную сказку, участником которой, мне довелось стать.
Не бойся смерти, мой дорогой друг. Она может быть неслышной, может ослеплять зеленым светом Авады, может таиться в крохотном сосуде, а может настигнуть тебя немощным стариком в твоей постели. Одному Богу известно, когда и как ты станешь ее жертвой. Ей не важно кто ты - Пожиратель Смерти, или член Ордена Феникса, даже последователи Даров Смерти не смогут избежать своей участи. Альбус Дамблдор начинает новую шахматную партию со своим излюбленным партнером, только в этот раз на шахматной доске не фигуры, а человеческие жизни и судьбы.
Открыто первое голосование ГОЛОСОВАНИЕ ЗА ЛУЧШИХ
Гостевая ; Сюжет ; Внешности ; Бестиарий ; Вакансии ; Занятые роли ; Нужные ; Акции ; Шаблон анкеты

Letters from Nowhere

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from Nowhere » Ночные кошмары » Однажды в лавке мясника


Однажды в лавке мясника

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Однажды в лавке мясника
*
В домике пахло пылью и сыростью и чём-то смутно сладким, будто тут обитали призраки давно мёртвого печенья (с.)

*
Примечание: никакие иллюстрации не смогут передать задорный блеск в глазах наших героев, так что мы обойдемся суровым текстовым описанием.

Бард Дункан,
демон, которого папенька незаслуженно обделил вниманием
и
Ровена Бланшар,
ведьма, знающая толк в гостинцах.

8-9 мая 2016 года;
мясницкая лавка «Red Stripes», Лондон.

Каждое существо имеет право на тот знаменательный день в году, когда можно посмотреть в зеркало и сказать: старость – не радость.
Ровена, чьи внезапные замашки поборницы справедливости нашли объект притязаний, убеждает Бегемота, что праздника для души заслуживают все. Даже те, у кого на душу нет и намека.

Отредактировано Rowena Blanchard (2016-05-11 04:13:19)

+1

2

Вв

http://i80.fastpic.ru/big/2016/0511/a7/afd716f8d54884d2301b0593d9ef05a7.jpg

Вот-вот подошедшая к концу неделя из жизни Ровены Бланшар отличилась частыми разъездами в места, где ее и вовсе не ждали, деловыми встречами с людьми, после которых хочется отречься от мирских забот и с мощным напором удариться в отшельничество, и одним корпоративом, посвященному тому, что в редакции газеты «London Time» все работники, безусловно, молодцы.
Все эти мероприятия и бесконечная суета могли вывести из себя кого угодно, но Ровену, которая пережила  Великую Депрессию и концерт «Битлз» в 1965-ом, было не смутить подобными мелочами. Но была некая ирония в том, что воскресный день, обычно сулящий отдых и всевозможные занятия сродни величественному возлежанию на мягких горизонтальных поверхностях, у мадемуазель Бланшар начался ровно в семь тридцать две.
За окном царило прекрасное майское утро, но стоило женщине переступить порог дома, как с небес незамедлительно полился дождь, щедро омывая мостовые и уверяя горожан, что если они подумывали оставить зонты дома, то пусть обдумают эту мысль еще раз. Ровена, которая с детства предпочитала слякоть и прохладу, пребывала в отличном расположении духа еще и оттого, что сегодня великий Бегемот будет отмечать свой юбилей. Хочет он того или нет.
Всегда диву давалась, как это подобная идея не приходила ей в голову раньше: знакомство с демоном они водили с тех пор, как послевоенная Европа только задумывалась о реабилитации после ущерба, нанесенного идеологией Гитлера. Уже который десяток лет Ровена регулярно навещала Бегемота, куда бы его ни забросили жизнь и голод, и тешила свое самолюбие осознанием того, что столь удивительное существо ни в коей мере не против этих встреч. И не только потому, что ведьма частенько предлагала своему знакомому откушать гостинцев.
Идея выбрать дату в календаре, когда полагается дарить всякие полезные и не очень вещи, всенепременно обозначив ее особым днем Бегемота, родилась внезапно – и решительность Ровены в организации скромного торжества не знала границ, не могла знать и никогда не будет.
Ведьма заблаговременно предупредила демона о том, что явится с поздравлениями даже в том случае, если ангелы протрубят в свои священные дудки и грянет конец света; и лучше бы Бегемоту смириться и принять свою тяжкую судьбу вынужденного именинника без попыток спрятаться в укромном мрачном уголке, закусывая чьей-нибудь селезенкой и усиленно притворяясь элементом декора.
День пролетел быстро, пронеся мимо Ровены череду знакомых лиц и мест, и Лондон погрузился в вечерний мрак, который кое-где рассеян был приглушенным сиянием, разливавшимся из-под капюшонов уличных фонарей да светом, падающим на асфальт из многочисленных окон жилых домов. Ровена приблизилась к лавке мясника, лавируя меж бесформенных луж, и без промедления ворвалась в помещение, захватив с собой большой подарочный пакет, бутылку темного эля и заряд бодрости.
- Бард? – окликнула она хозяина мясницкой. В воздухе витал тот специфический аромат, который при всём желании ни с чем не спутать, а потребности Бегемота, жаждавшие наибольшего удовлетворения, по обыкновению своему побуждали Ровену к осторожности – никогда не знаешь, в каком месте можно наткнуться на чьи-нибудь кровавые ошметки. Ведьма вытащила из сумочки флакон французских духов и распылила в воздухе порцию, достаточную для возвещения о своем присутствии.
Немного благоуханий этому месту не повредит, решила Ровена и тут же наткнулась взглядом на демона.
- Здесь явно не хватает крепкой женской руки, - улыбнулась женщина, не замедлив добавить, - не стоит воспринимать это буквально. Великий мудрец сказал, что придет время, и оказался прав – время пришло. Пора принимать поздравления.

+1

3

Чёрная, маслянисто блестящая пластинка, стоявшая на стареньком проигрывателе, уже давно отыграла своё и единственный звук, который разрывал напряжённо гудящую тишину подвала – это громкое и влажное, сопровождаемое утробным рычанием чавканье. Рыжая борода Бегемота стала ещё ярче, чем обычно, и слиплась в медленно спекающиеся сосульки, с которых срывались крупные градины крови, окроплявшие пол. Аккуратность и этикет в моменты, когда сознанием демона завладевает первобытный неутолимый голод, превращаются в неосмысленный набор букв, и он уже не соображает на тему того, что, вообще-то, стоило бы и морду хоть иногда утирать. К крапинкам веснушек на лице прибавились кровавые мелкие брызги, когда Бегемот вгрызся в оставшийся желудочек от сердца, что он держал в одной руке, а в другой, изящно изогнутой, покоилась раскрытая на сводке некрологов газета 'London Time'.
– Покойтесь с миром, дети мои, – усмехнулся Бегемот, всасывая вытянутыми в трубочку губами оставшийся кусок сердца, похожий на апельсиновую дольку, и облизнулся, довольно зажмурившись. Он обернулся, поглядев на подвешенную за вскрытую грудную клетку на мясницкий крюк женщину, чей внутренний мир недавно успешно слился с внутренним миром демона, и по-отечески улыбнулся застывшему в блаженном выражении лицу. Этой одинокой леди было в процессе разделки её же собственного тела так хорошо, как, похоже, не было хорошо ни с одним мужчиной в постели. Бегемот обвёл тыльной стороной ладони обмякшую щёку с остывающим на ней румянцем, швыряя за спину газету, и ненавязчивым движением, словно это не представляло для рыжего исполина никакого труда, снял тело с крюка, перевернул, и с громким хрустом насадил на остриё ахилловыми сухожилиями. По велению мысли демона, под мёртвую женщину подкатилось ведро, предназначенное для стока крови, сам же пол был устелен плотным полиэтиленом, изрядно испачканным багровым, в вопросах уборки Бегемот был до безобразного ленив, а потому и действовал, что называется, на уничтожение. Чтобы собрать весь мусор и сжечь в одно мгновение. Однако мысли демона сейчас были ориентированы вовсе не на то, чтобы избавиться от улик, а на то, чтобы как следует разделать эту замечательную тушку с отсутствующими органами, выеденным языком и отрубленной кистью. Кровь мелодично и гулко стучала по дну железного ведра, а Бегемот поставил пластинку на начало, обозначая новый виток своих собственных часовых циклов.
Ему нравился Фрэнк Синатра. Его голос был беспрецедентно хорош, мотивы вызывали лишь улыбку, и Бегемот с охотой составлял ему дуэт своим оперным тенором. Даже подумывал податься в оперу, но останавливает необходимость светиться перед широкой аудиторией, что у демона никогда не вызывало огромной симпатии. Пускай это бы и сопровождалось многомиллионным обожанием со стороны ценителей прекрасного. Но едва он успел раскатисто подхватить первые несколько слов, как чуткий животный слух уловил тихий стук каблуков этажом выше. К нему кто-то пожаловал, прямо в разгар пира. Приглашать припозднившуюся гостью к столу или отправить восвояси, сославшись на большой фронт работ – Бегемот ещё не решил, а потому прихватил с собой мясницкий тесак, прицепив его к поясу клеёнчатого передника, надетого на голый, пестрящий татуировками и шрамами торс.
– Бард? – он шумно втянул сладковатый запах парфюма, смешивающийся с ароматом недавно побывавшей здесь смерти, и полностью показался из-за угла, за которым начинался спуск в подвал.
– Здесь явно не хватает крепкой женской руки, – заметила верховная ведьма, на чьи слова демон лишь расплылся в режущей по глазам окровавленной улыбке.
– Потому что она здесь, – Бегемот провёл широкой грубой рукой по своему животу и громогласно рассмеялся, чуть запрокинув голову, – здравствуйте, дорогая, – демон в пару широких медлительных шагов сократил расстояние между собой и ведьмой и чуть поклонился, пристукнув каблуками сапог.
– Чем обязан Вашему визиту в столь поздний час? – он галантно взялся рукой, ранее очищенной о газету, за изящную женскую ладошку и поднёс её к губам, аккуратно, чтобы не испачкать, поцеловав костяшки пальцев. В руке Ровены демон заметил большой подарочный пакет и вскинул густые рыжие брови в немом вопросе.
– Сегодня какой-то праздник? Ну, разве что кроме дня подписания акта о капитуляции Германии, – Бегемот, обыкновенно представлявшийся Бардом, тихо рассмеялся, выпрямляясь в полный рост и подошёл к плотно закрытым шторами витринам, из-за которых не было видно света и того, что происходило внутри лавки. Но, всё же, Бегемот мысленно на себя выругался за то, что не запер лавку на замок.

Отредактировано Baird Duncan (2016-05-11 14:50:20)

+1

4

Что-то подсказывало Ровене, что Бегемот нынче трапезничал. Может, хваленая женская интуиция, может, кровавые пятна, усеявшие его скромные одежды и места, где кои отсутствовали, но так или иначе – праздничный ужин хозяин лавки начал без своей любимой гостьи. Любимой – по мнению самой Ровены, и так уж вышло, что выяснять достоверность этого убеждения она не намеревалась.
- Полно, Бард, оправдания плохой памятью перестали действовать еще в первые десять лет нашего знакомства, - ведьма улыбнулась и прошла дальше вглубь помещения, с толикой необъяснимого довольства отмечая тот факт, что со времен ее последнего визита в мясницкой ничего не изменилось.
Крутанувшись на каблуках и вперившись взглядом сперва в рыжую бороду великана, а затем и на его лицо, Ровена убедилась, что Бегемот не притворялся, отнюдь. Он и в самом деле запамятовал о важности сегодняшнего вечера (помимо капитуляции Германии), представ пред очи гостьи с видом совершеннейшего недоумения (или чего-то близкого к этому), оное и вынудило ведьму на мгновение застыть и осознать, сколь вероломны бывают мужчины, которых хочется кормить по первому зову сердца.
- Поверить не могу, - Ровена тряхнула пакетом в руке и сурово продолжила, - друг мой, неужто Вы и впрямь забыли? Этой ночью мы должны отпраздновать прекрасный, чудесный день Вашего рождения.
С этими словами она вручила имениннику пакет, который, к слову, был еще и весьма тяжелый: внутри располагалось несколько шкатулок разной длины и тонкости слоя древесины, в которых Бегемота ожидали тесак, большой разделочный нож и декоративный топорик – последнее Ровена подбирала сугубо из личных эстетических соображений. Было время, когда в далеком прошлом сирые и убогие подносили миловидной француженке скромные букеты и считали, что это оправдывает все надежды. Ровена же всегда знала, что нет ничего лучше холодной стали – как для убийств, так и для красоты дома.
- Топорик родом из Швеции, - скромно улыбнулась ведьма, провожая глазами пакет, - прекрасное украшение, оно заслуживает оказаться в руках великого демона.
Мельком сверилась с часами на своей руке – близилось время прибытия еще одного подарка, который не столь крепок, как сталь, зато будоражил кровь и навевал приятные ностальгические воспоминания.
- Я достану кружки, а Вы открывайте эль и готовьтесь, - ведьма оглянулась на Бегемота и послала ему полный энтузиазма взгляд, - я произнесу тост.
Мадемуазель Бланшар умела толкать речи – это, а также полное отсутствие жалости к оппонентам, помогли ей в свое время создать темный ковен, который крепчал день ото дня. В зависимости от места, атмосферы и слушателей, она произносила те или иные вдохновляющие вещи, которые вынуждали людей либо слушаться, либо открывать перед ведьмой какие бы то ни было двери.
Эль предпринял слабую попытку заглушить запах крови, исходивший из темных недр мясницкой лавки, но потерпел поражение и был вынужден оставить позиции. Зато на вкус напиток был превосходен, а Ровена ничто в мире алкоголя не ценила так, как темный эль. За него можно и душу продать, к счастью, француженке было нечем торговаться.
- Мне повезло встретить Вас однажды на своем пути, и с тех самых пор Вы неизменно присутствуете в моей жизни, - Ровена подняла кружку, удерживая ее тонкими длинными пальцами, кои никогда не покроются старческими морщинами, - способен ли будет мир однажды оценить, сколь удивительны Вы, мой друг? Люди порой бывают слепы, да и не только они, но как бы ни сложились наши судьбы после сегодняшней ночи – пусть Ваш путь по этой грешной земле будет усеян удовольствием и блаженством!
Первые глотки сделаны, а за дверью стихло рычание мотора автомобиля. Прибыл второй подарок, приготовлениями коего Ровена занималась самолично: подготовила необходимые документы, чтобы раз и навсегда приют забыл о существовании рыжеволосой сиротки, чья юность заставляла трепетать от восторга, отправила Сару снарядить девочку в путь, и теперь эта молодая ведьма, помогавшая Ровене в приюте, явилась на порог в точно указанное время.
- Примите мои самые искренние поздравления, мистер Дункан, - Сара, ранее втолкнувшая в лавку свою юную подопечную, с почтением склонила голову, а затем легким перышком мелькнула к двери, скрылась в машине и умчалась во тьму. Ровена благосклонно улыбнулась застывшей в нерешительности девочке и протянула ей руку.
- Подойди, дитя, - мягко прошелестела ведьма, - тебе выпала великая честь.
Пафосная фраза, чего уж скрывать, но к ней Ровена питала необыкновенную слабость.

+1


Вы здесь » Letters from Nowhere » Ночные кошмары » Однажды в лавке мясника


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC